back-img

Здесь нужна не революция личности, а небольшое смещение, которое последовательно задаётся при прохождении анализа с помощью производимого аналитиком знания. Что касается не рассмотренной здесь мужской истерии – по ней выйдет отдельный материал спустя некоторое время.

Выражаю благодарность Александру Смулянскому, чьи аудиолекции “Лакан-ликбеза” подсказали немалую часть идей и представлений, на которые я опирался при написании этого материала – о “падениях”, фаллосе, фигуре Отца, власти, переходном объекте и частично о желании аналитика. Если какие-то заимствованные идеи я не указал, то лишь по той причине, что не обращался за ними при написании буквально, но воспроизводил в памяти фрагменты аудиолекций по мере того, как продвигался вперёд. По этой же причине в материале нет ссылок на конкретные места “Ликбеза”, которыми можно было бы поверить заимствование – я воспроизводил то, что сумел извлечь из этих лекций при внимательном прослушивании несколько лет назад. Кроме того, этот текст я писал, скажем так, по-фрейдовски, т.е. не имея окончательного представления, куда меня выведет подхваченная мысль о том, что тяжесть положения истерички связана с поднятием отцовского фаллоса, но двигаясь по приходящим из опыта прослушивания ассоциациям.

При этом не могу гарантировать, что здесь, скажем так, “чисто воспроизведены” высказанные в “Ликбезе” мысли – у меня не было цели подхватить факел этого знания и быть его достойным представителем, и что-то из заимствованного могло измениться под влиянием моего восприятия. При всём уважении, которое заключается в самом факте заимствования и имении дела с этим знанием, я всё же задаю ему аналитический перебор, поскольку не могу иначе. Другими словами, здесь приведены те представления, что были перебраны и проверены мною в собственной практике.

Завершая этот материал, я всё ещё не могу сказать, насколько исчерпывающе такое описание женского истеризованного субъекта. Сейчас я вижу, например, что не указал очень важный аспект “подбирания” отцовского достоинства, связанный с игрой в куклы: при этой игре девочка кормит и подтирает за своей игрушкой, как за ребёнком, и потому, когда перед ней в точно таком же положении оказывается отец, может иметь место жест “подтирания” за ним символических нечистот – но поскольку это нечистоты отца, то справиться с ними истеричка не в состоянии, что затем может найти отражение в страхе перед грузовиками и самолётами. 

Отдельные положения и высказанные в этом материале идеи по мере моего продвижения в аналитической работе могут быть изменены или полностью отброшены, если того потребует дело анализа. 

 

Егор Баранов

контакты

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16